Поиск по сайту

8 (812) 275-44-08
Залманзон А.М. Охотничий замок на Крестовском острове

Залманзон А.М. Охотничий замок на Крестовском острове

08.05.2015

В 2004-2006 гг. работами ОАО "Петербургреконструкция" восстановлен особняк Белосельских-Белозерских на Крестовском острове, утраченный в результате разрушений времен Великой отечественной войны и последовавшей затем  его разборки в середине 1950-х гг.
Дворец восстановлен на период последней перестройки по проекту архитектора А.И. Штакеншнейдера 1849-1856 гг. Первоначальное здание было построено во второй половине XVIII века для владельца Крестовского острова графа Кирилла Григорьевича Разумовского
Каменный «охотничий замок», был возведен в стиле раннего классицизма. С 1803 го-да он служил дачей, а с 1887 года – городским домом семьи князей Белосельских-Белозерских, владевшей островом в ХIХ – нач. ХХ вв.
Облик здания после перестроек сер. Х1Х в. и авторство Штакеншнейдера не вызывает сомнений. А спорный вопрос о первоначальном виде дворца графа Разумовского и об авторе постройки никогда не привлекал серьезного внимания исследователей.
Каменный дворец на Крестовском острове возводился в промежуток между 1767 и 1773 гг. В 1766 г. были закончены большие строительные работы по возведению дворца графа Разумовского на Мойке. На следующий год граф вернулся в Петербург после двухлетнего путешествия по Европе, и до 1775 г. оставался в столице.
Дворец был построен до 1774 г. С этого года хозяин Крестовского острова через газету С.-Петербургские ведомости объявлял о сдаче в наем дома на острове «с оранжереею, садовыми покосами, с огородами, сенными покосами и рыбными ловлями». В объявлении 1775 г. уточняется, что речь идет о каменном здании. На планах С.-Петербурга в.п. ХУШ в. все постройки Крестовского острова, кроме графского дома, обозначены как деревянные. Поэтому упоминание в С.-Петербургских ведомостях каменного дома следует относить к двор-цу графа Разумовского. К 1774 г. относится документ из архива графа К.Г. Разумовского «Стат дому моему петербургскому: которым полагается сколько иметь людей и лошадей, и что на все содержание надобно денег». Документ подписан 25 января 1774 г. В перечне ра-ботников, занятых обслуживанием Крестовского острова, отсутствуют упоминания о строителях. Не предусмотрены также и расходы на строительные работы. «На содержание дома, оранжерей и всех служительских покоев» Крестовского острова на год отпущено 1200 руб. (1)
Вероятнее всего, постройка была завершена в 1771 г.
Согласно записи Камер-фурьерского журнала 28 января 1772 г.,  Императрица Екатерина II посетила графа Разумовского на Крестовском острове, где во время обеда Императрицы со свитой  из 17 человек «играла музыка на кларнетах и волторнах, с пением русских песен 3-мя мальчиками» (2) Поводом к поездке на Крестовский остров могло быть приглашение графа Разумовского осмотреть новый дворец.
В книге И.Г. Георги «Описание российско-императорского города Санкт-Петербурга» определено назначение здания. Оно упоминается как графский «охотничий замок». (3)
Наиболее ранние изображения, зафиксировавшие внешний вид здания до перестроек сер. Х1Х века, относится к 20-40 гг. Х1Х в. Это гравюра 1826 г. Ивана Шелковникова «План и фасад дома Белосельской-Белозерской», гравюра из журнала «Иллюстрация» за 1847 г. «Дом кн. Белосельской-Белозерской на Крестовском острове», акварель И.А. Шмитта конца 1830-1840 гг. (ГРМ), и изданная Ф. Петерсоном литография, повторяющая неизвестный рисунок (до 1840 г.) Все изображения в основных чертах не противоречат друг другу.
По стилистическим особенностям здание дворца на Крестовском острове, представ-ленное на изображениях п.п. Х1Х в. принадлежит к раннему классицизму. Этот факт дает основание предположить, что до середины Х1Х в. дворец графа Разумовского сохранялся в первоначальном виде или был незначительно изменен перестройками. Поэтому используя изображения п.п. Х1Х в. можно реконструировать охотничий замок Разумовского.
Небольшое крестообразное в плане 2-х этажное (1-ый этаж цокольный)  здание имело компактный, центричный объем. От его центрального ядра в стороны расходились 4 прямо-угольные в плане крыла. Центральная часть дворца увенчана небольшой 3-х ярусной башен-кой 6-ти гранной формы с рядом круглых окон в нижнем ярусе. Между рукавами креста со стороны Малой Невки и с противоположной стороны дома помещались 6-ти колонные пор-тики, завершенные треугольным фронтоном. В боковых частях портика, в цокольном этаже, помещалось по 2 входных проема. На площадку 2-го этажа вели 2 высокие лестницы, расположенные по сторонам от портиков. С западной и восточной сторон рукава креста соединялись закругленными крытыми галереями. (4)
3-х осевые фасады компартаментов-рукавов креста были оформлены просто и изящно. По горизонтали они делились 2-мя тягами: между этажами и над окнами 2-го этажа. Высокие окна 2-го этажа обрамлены простыми наличниками и оформлены сандриками полочкой. Фасады завершаются балюстрадой. Углы рукавов креста на уровне цокольного этажа оформлены рустом, а на уровне 2-го этажа – пилястрами. В торцах рукавов креста по 1 окну на каждом этаже.
Пропорции здания изящные и легкие: портик узкий и высокий, с тонкими вытянуты-ми колоннами и высоким фронтоном, окна второго этажа высокие, простенки между окнами узкие. В облике дворца проявились характерное для архитектуры классицизма логичное, продуманное построение фасада с выраженной тектоникой, с акцентом в центральной части, представляющей собой ордерную композицию с колоннами, антаблементом и треугольным фронтоном. В оформлении нижнего этажа выявлена его роль как постамента, опоры здания. Над окнами второго этажа по всему периметру стен проходит тяга, соответствующая нижней границе антаблемента в ордерной композиции портика.
Классические элементы сочетаются в фасадах дворца с барочными деталями: круглыми медальонами, окнами-люкарнами, пилястрами, расширяющимися в верхней части в форме креста.
О принадлежности здания раннему классицизму, сохранившему черты барокко, гово-рят и нехарактерные для зрелого классицизма легкие, изящные, как бы игрушечные пропорции.
Функциональное назначение постройки определило ее композиционное решение. В европейской и русской архитектуре существовала традиция строительства охотничьих замков в форме объемного креста, берущая начало в архитектуре Возрождения. Первым кресто-образным в плане замком считается замок охотничьего поместья Шамбор (Франция, 1519-1584).
Планово-объемная крестообразная композиция получила в дальнейшем широкое распространение при строительстве загородных охотничьих резиденций. Наиболее ранними из них были работы австрийского архитектора Фишера-фон-Эрлаха (проект виллы Альтен в Россау, 1690 г.), итальянца Филиппо Ювара (охотничий замок Ступиниджи, проект 1729-1733 гг.) и французского зодчего Жермена Бофрана (дворец Мальграмм, проект 1712 г.)
В России крестообразные в плане загородные «увеселительные дома» и охотничьи павильоны стали возводиться с середины ХУШ в. В Царском Селе в период с 1744 по 1756 гг. был построен павильон Эрмитаж. В его создании принимали участие М.Г. Земцов, А.В. Квасов, С.И. Чевакинский, Ф.-Б. Растрелли (5). Эрмитаж имел в плане форму креста: двух-этажный, квадратный в плане центральный павильон соединен узкими перегородками с четырьмя кабинетами. Здание предназначалось для небольших приемов и развлечения узкого круга придворных.
В центре зверинца Царскосельского парка по проекту С.И. Чевакинского был выстроен охотничий замок Императрицы – Монбижу. В плане он представлял собой крест. Цен-тральный зал имел в плане форму правильного восьмиугольника. К нему примыкали по диагонали прямоугольные павильоны. Центральная часть здания значительно повышена по от-ношению к боковым, и перекрыта куполом. Здание был разрушено в 1830 году.
В середине ХVIII века на Каменном острове существовал павильон Эрмитаж, очень близкий по композиции к Царскосельским постройкам. Он известен по гравюре с рисунка Мамаева 1754 г. К центральному залу с четырех сторон примыкали квадратные в плане по-мещения. Центральная часть здания перекрыта куполом. (6)
Только по проектным чертежам известен «увеселительный дом» Екатерины Алексеевны. Проект составлен А.Ф. Кокориновым в 1759-1761 гг. (7) Небольшую постройку пред-полагалось возвести на искусственном возвышении – круглой открытой площадке. Центральный объем в плане шестигранный. К нему примыкают четыре прямоугольные крыла. От предыдущих построек подобного типа здание отличается компактностью плана и объема, а также более скромным оформлением фасадов.
Графу Разумовскому принадлежал трехэтажный дворец в Баклане, выстроенный в форме креста. От аналогичных построек дворец в Баклане отличается соотношением центрального и боковых помещений. Прямоугольный в плане центральный павильон превосхо-дит по объему небольшие, в виде выступов, угловые помещения. С дворцом графа Разумовского на Крестовском острове Бакланский дворец сближает портик с колоннами и треугольным фронтоном.(8)
Традиция строительства крестообразных в плане загородных домов сохранялась в России до начала Х1Х века. В 1801 году была построена дача Н.К. Голофеева в Подмосковье (станция Люблино Курской железной дороги). Центральный объем в форме ротонды пере-крыт куполом. К нему по диагоналям примыкают четыре прямоугольных в плане павильона.(9)
Еще один проект подобного здания, с прямоугольными в плане  центральным и угловыми помещениями,  был составлен А.Н. Воронихиным в период между 1803 и 1814 гг.(10)
В 1805 г. на конкурсе в Академии Художеств было дано задание составить «фасад, разрез, план павильона среди пространства зверинца, к которому  все просеки примыкают, и который служит сборищем для охотников, диаметром 20 саженей. (11) Два проекта, воспи-танников Мартоса и Шарлемана, были удостоены больших золотых медалей. Центрическая композиция постройки была обусловлена заданием конкурса. Оба воспитанника решили плановую схему охотничьих замков в форме крестов с центральным залом-ротондой и че-тырьмя боковыми помещениями. Здания обладают очень компактной композицией: небольшие  боковые помещения расположены так, что планы постройки вписываются в круг. Крестообразная форма не выявлена в объемах зданий: между рукавами крестов помещены ко-лонны, и объемные кресты зрительно воспринимаются как ротонды.
Тот факт, что на конкурсное задание воспитанники Академии Художеств составили проекты крестообразных построек, подтверждает существование в России устоявшейся традиции использования подобной композиции при возведении охотничьих замков.
Нигде в документах не назван автор охотничьего замка графа Разумовского на Крестовском острове. Однако, учитывая реконструированные стилистические особенности здания, можно попытаться предположительно определить круг архитекторов, которые могли принимать участие в строительстве дворца.
Заказчик дворца на Крестовском острове, граф К.Г. Разумовский был известен своей страстью к строительству. Для него строили почти все видные архитекторы, работавшие во в.п. ХУШ века. По проекту Ж.-Б. Валлен-Деламота и А.В. Кокоринова построен дом графа на Мойке. Деламот составил также проекты загородных домов графа К.Г. Разумовского в Почепе и в подмосковном имении Троицкое. Усадьбу Петровское-Разумовское под Москвой строил А.В. Кокоринов. В составлении проекта дворца в Батурине принимал участие Камерон. Строительством зданий по своим проектам в Яготине руководил А. Менелас. Антонио Ринальди приехал в Россию по приглашению графа Разумовского, и некоторое время нахо-дился у него на службе. А.В. Квасов разрабатывал проект дома в Глухове. В Глухове работал также Д.В. Ухтомский. В Москве для графа Разумовского строили В.И. Баженов и М.Ф. Казаков.
В предполагаемый период строительства дворца на Крестовском острове, между 1767 и 1773 годами, в Петербурге работали: Антонио Ринальди, И.Е. Старов, Ю.М. Фельтен, В.И. Баженов. Авторами проектов могли быть также Ж.-Б. Валлен-Деламот, в 1773 году уехавший за границу лечиться, а в 1775 году покинувший Россию навсегда; или А.В. Кокоринов, скончавшийся в начале 1772 года.
П.Н. Столпянский приписывал авторство постройки на Крестовском острове А. Ринальди.(12)  По его мнению, как раз в это время Ринальди строил дворец для Екатерины II на противоположном берегу М.Невки на Петровском острове, и одновременно мог руководить строительством на Крестовском острове. Однако участие Ринальди в строительстве Петровского острова не доказано. В подтверждение авторства Ринальди П.Н. Столпянский указывает также на сходство планов двух построек. В обоих зданиях центральный купольный объем окружен несколькими прямоугольными в плане павильонами (в Петровском дворце их три). Однако в данном случае форма плана дворца не может свидетельствовать об индивидуальном почерке мастера. Скорее всего, она была задана заказчиком, желавшим построить охотничий замок в традиционных для такого типа зданий формах.
Дворец на Крестовском острове иногда сравнивают с Катальной горкой, построенной А. Ринальди в Ораниенбауме в 1762-1764 гг. (13) Обе постройки обладают центричным планом с круглым помещением посередине и примыкающими к нему прямоугольными помещениями. Центральный объем повышен по отношению к боковым. Однако по характеру оформления фасадов Катальная горка значительно отличается от дворца Разумовского.
Внешний облик дворца отличает выраженная тектоника, ритмичность и строгость в оформлении фасадов, выделение центральной части главного фасада с помощью ордерной композиции.
В убранстве фасадов Катальной горки А. Ринальди широко использовал мотивы архи-тектуры барокко: лучковые фронтоны, круглые окна. Фасады лишены четко выраженных акцентов. В оформлении фасадов применялись ордерные колонны разных размеров. На уровне цокольного этажа здание было окружено открытой галереей с колоннами. Галерея придавала нижней части здания впечатление легкости и ажурности. Такой зрительный эффект способствовал тому, что конструктивное значение цокольного этажа как опоры скрыто.
При составлении проектов частных домов А. Ринальди также проявил себя скорее как представитель зрелого барокко (дом Мятлева. Проект дома Чернышева в Петербурге). В более поздних дворцовых постройках А. Ринальди ярко проявились черты переходного периода от барокко к классицизму (Гатчинский дворец, 1766-1781; Мраморный дворец, 1768-1785). Решение фасадов этих дворцов, в отличие от ранних работ архитектора, более строгое и спокойное. Однако, и в этих постройках зодчий избегал сильных акцентов на фасадах, не применял ордерной композиции с колоннами и треугольным фронтоном.
Творческая манера Ринальди с ориентацией на архитектуру барокко не позволяет считать его автором «охотничьего замка» Разумовского.
Ю.М. Фельтен известен как строитель небольших церквей. Он построил также несколько дворцовых и общественных зданий. Проекты частных и усадебных домов, состав-ленные Ю.М. Фельтеном, неизвестны. Поэтому невозможно провести сравнение манеры архитектора с творческим почерком автора постройки на Крестовском острове.
В проектах архитектора В.И. Баженова (Кремлевский дворец, дворец в Царицыно), заметно стремление к пластической обработке фасадов со сложными выступами и рельефными деталями. Использование в одном фасаде оконных проемов разных размеров и форм, ордерных композиций различного масштаба, рустов разного характера, - способствует созданию сложного пластического эффекта. Центральную часть зданий Баженов венчает не фронтонами, а аттиком. Характерный для Баженова подход к трактовке фасада резко отлича-ется от манеры мастера дворца Разумовского, который стремился подчинить решение фасада логике конструкции здания.
С постройками И.Е. Старова охотничий замок сближает строгая, спокойная обработка фасадов, выявленная тектоника стены (трактовка нижнего этажа как цокольного и наличие антаблемента в верхней части фасадов), выделение центральной части зданий ордерными колоннами или пилястрами. В ордерной композиции Старов чаще применяет аттик, а не треугольный  фронтон.
На основании анализа стиля построек Старова возможно предположить его участие в создании дворца на Крестовском острове. Однако в возможный период строительства (1767-1773 гг.) зодчий был сильно загружен работой. Свою творческую деятельность архитектор начал в возрасте 24 лет в 1768 г., после возвращения из поездки в Италию. Молодой архитек-тор был быстро замечен. В 1769-1770 гг. он построил дачу Демидова на Петергофской дороге, и сразу же после этого получил крупный заказ от Императрицы на строительство двух дворцов: в Богородицке (проект 1771 года) и в Бобриках (строительство 1773-1776 гг.)
Более вероятно, что загородный дворец графа Разумовского был спроектирован А.Ф. Кокориновым или Ж.-Б. Валлен-Деламотом. Эти зодчие явились первыми представителями архитектуры классицизма в России. В построенных ими зданиях уже с начала 60-х годов проявились черты классицизма: выявленная тектоника в оформлении фасадов, спокойный ритмичный декор, ордерные композиции в центрах фасадов (дворец графа К.Г. Разумовского на Мойке, 1762-1766 гг.; здание Академии Художеств, 1764-1788 гг.; дворец князя Юсупова, 1760-е гг., архитектор Ж.-Б. Валлен-Деламот). Оба архитектора исполнили много работ для графа Разумовского. Незадолго до начала строительства на Крестовском острове ими был выполнен крупный заказ графа – проектирование и строительство его дворца на Мойке. Вероятно, что кому-то из двух архитекторов, или им обоим была поручена работа по проектированию дома на Крестовском острове.
Редкая по типу и стилю  постройка  в усадьбе К.Г. Разумовского в настоящее время безвозвратно  утрачена в результате восстановительных работ по воссозданию более позднего творения архитектора А. Штакеншнейдера.  
В краеведческой литературе принято утверждать, что  дача Белосельских-Белозерских на Крестовском острове была разрушена в годы войны. Однако документы свидетельствуют о том, что разрушения не были  достаточно серьезными для ее разборки.
В 1951 году в мастерской института Ленпроект под руководством А.С. Никольского был составлен технический проект павильона детского сектора Приморского парка Победы в бывшем дворце Белосельских-Белозерских. В связи с проектом были проведены обмерные работы. (Чертежи обмеров и проекта мастерской А.С. Никольского обнаружены в архиве Ленпроекта Е.Е. Глуховой).  К этому времени здание сохранялось на полную высоту, без кровли. Кроме двух парадных лестниц, существовавших во дворце, к 1951 году внутри здания были выстроены еще две лестничные клетки: в одном из боковых помещений и в восточной галерее. В помещениях имелись завалы. Балюстрада на крыше не сохранилась. От нее остались толь-ко постаменты с вазами.  Проектом предусматривалось отремонтировать фасады здания, снести некоторые перегородки в интерьерах. Восстановить окна и двери. В рабочем проекте 1952 года предусмотрено приспособление различных помещений дворца под кружки и секции для занятий детей. Проектные работы были закончены в  декабре 1952 года. Осуществление  проекта планировалось на 1953 год.  Однако в 1956 году   здание  уже не существовало.
Литература


1.    Васильчаков А.В. Семейство Разумовских. СП б., т.1, приложение
2.    Петров П.Н. История Санкт-Петербурга, с.786
3.    Георги И.-Г. Описание российско-императорского города Санкт-Петербурга, СП б., 1794, с.155
4.    На плане в гравюре Шелковникова эти галереи не обозначены, но их сущест-вование в это время подтверждается изображением дворца на более ранних крупномасштабных планах Санкт-Петербурга 1806 и 1819 гг.
5.    Лемус В.В., Емина Л.В. и др. Музеи и парки Пушкина. Л., 1980, 56
6.    Витязева В.А. Невские острова Л., 1986, с.21
7.    Крашенинников А. Об одном проекте А.Ф. Кокоринова. Сообщения ГЭ, ХХУ1, с. 95
8.    Гатцук С.А. Гетманский дворец в Баклане.// Живописная Россия, 1905, с.53
9.    Носков Н. Дома московских вельмож эпохи Александра 1
10.    Музей Академии Художеств, А-860, датировка В.К. Шуйского
11.    Произведения воспитанников Императорской Академии Художеств, удостоен-ные наград. 1805, с.25
12.    ЦГИА СП б, ф.2188, о.1, д.86, л.83
13.    Кондаков С. Дом Белосельских-Белозерских.// Столица и усадьба, 1914, с.5

Иллюстрации:

Литография.  Издание Ф. Петерсон
Шмит И.А. Вид на островах. Акварель. ГРМ Р-6526






Вернуться к списку публикаций


Форма обратной связи

Введите слово на картинке CAPTCHA
Связаться снами
Телефон:

8(812)275-44-08, 8(812)272-97-54
E-mail: lc-91@yandex.ru
Правообладателем материалов, размещенных на сайте, является ООО «Архитектурное бюро «Литейная часть-91». Copyright ©